КарНЦ РАН в СМИ

Рекреация за колючей проволокой

"Карелия", №25 от 5 апреля 2012 г.

Академик Исаев. Фото И. Георгиевского
Академик Исаев. Фото И. Георгиевского
Многолетняя научная, а впоследствии и государственная деятельность академика Российской академии наук Александра Исаева (с 1988 по 1991 год он являлся Председателем Государственного комитета СССР по лесу) связана с лесом: с рачительным лесопользованием, со спасением лесов от пожаров, насекомых-вредителей, промышленных загрязнений... В двадцатых числах марта он посетил нашу лесную республику, уделив особое внимание Институту леса, учреждению входящему в структуру Карельского научного центра РАН.

– Александр Иванович, расскажите о цели вашего визита в Карелию.

– Эта цель – контрольно-ознакомительная. В Российской академии наук существует практика – раз в пять лет проверять работу подведомственных научных учреждений. Я был назначен председателем комиссии по проверке деятельности Института леса Карельского научного центра. Проверка проводится комплексная, включая результаты хозяйственной и финансовой деятельности, вопросы организации труда, отдыха, трудовой дисциплины... Главное же, что нам предстоит оценить, – это результаты научных исследований, которые должны отличаться высоким уровнем, что, в целом, характерно для институтов Российской академии наук.

– Пока проверка не завершена, не могли бы вы поделиться общими впечатлениями о деятельности Института леса?
– Для меня Институт леса – не Терра инкогнита. Мы с ним связаны в больших проектах Президиума РАН, касающихся широкого круга вопросов лесоведения. Институт леса, безусловно, является лидером в своей области и сегодня уверенно идет во главе многих направлений научных исследований в европейской части Российской Федерации. Поскольку мы работаем в общих проектах, мне здесь достаточно легко ориентироваться. Я знаю местных специалистов и приглашаю их к совместным проектам, которые базируются на общих интересах и возможностях.

– Давайте отвлечемся от вопросов проверочной миссии. Как вы оцениваете нынешнее состояние лесов Карелии. Можно ли назвать его благополучным?
– Не только в Карелии, но и в целом по стране ситуацию с лесами, лесными отношениями, результатами лесопользования благополучной назвать нельзя. Это обусловлено тем, что государственная политика в Российской Федерации была направлена на демонополизацию лесных отношений, попытку передать леса в частные руки. Это привело к разрушению государственного управления лесами. В основу новых лесных отношений заложен принцип аренды. Беда в том, что арендаторов превратили по существу в главную фигуру лесных отношений – они и пользуют лес, и восстанавливают, и защищают его от вредителей... Вопрос – кто в лесу хозяин – стоит в стране извечно. Ответы на него очевидны – это лесопользователи, лесная промышленность или же лесная государственная служба, лесники, люди в зеленой форме с золотыми пуговицами. Но вот ни формы, ни золотых пуговиц с той поры, как был принят новый Лесной кодекс, не стало...

– Как этот документ, который сегодня так много критикуют, пробил себе дорогу?
– Новый Лесной кодекс, вступивший в силу 1 января 2007 года, принимался с огромным трудом. Представители лесопромышленников тогда заявляли, что с принятием новой редакции кодекса будет ликвидирован один из тормозов для притока инвестиций в отрасль. Отрасль действительно заработала активнее. Для лесопромышленника важно, чтобы деревья были вырублены, вывезены, из них что-то произведено... А то, что лесу нужно 300 лет, чтобы восстановится, это в сознание людей, которые заняты лесным бизнесом, не укладывается. С принятием Нового лесного кодекса была разрушена существовавшая до этого система органов лесного хозяйства и государственной лесной охраны, чем славилась наша лесная служба. Ликвидированы лесничества, сокращены 70 тысяч лесников. Новый Лесной кодекс переложил все лесохозяйственные и противопожарные функции на регионы и на арендаторов. Самое печальное, что с его принятием нарушена возможность контролировать лесопользование.

– Получается, что арендаторы, которым переданы функции по ведению лесного хозяйства, должны сами себя контролировать...
– Но откуда взяться самоконтролю, когда главное для пользователя это не то, что будет завтра, а – бревно сегодня?

– Предпринимались ли попытки внести изменения в новый Лесной кодекс?
– Безусловно. Президент РФ Дмитрий Медведев оказал достаточно эффективную поддержку. Чтобы разрушительный для лесного хозяйства процесс капитализации не развивался далее как раковая опухоль, он выставил новый Лесной кодекс в качестве примера недоброкачественного законодательного творчества. В декабре 2010 года в него были внесены поправки, которые, тем не менее, мало что изменили и вряд ли помогут лесному хозяйству. Далее процесс продолжает развиваться в нежелательном направлении... Тут важно отметить такой правовой аспект – в Конституции РФ сказано, что леса могут находиться в собственности государства, муниципальных образований, а также граждан. И вот это последнее стало козырем в попытках леса приватизировать. Хотя Председатель Правительства Владимир Путин однажды во всеуслышание заявил, что леса в частную собственность отдать не позволит, люди, которые в ту пору делали погоду в лесной отрасли, были уверены, что даже если Путин не позволит – позволит закон. Лес в частной собственности, или, как говорят юристы, в гражданском обороте, находиться не может. Но выход из положения нашли.. в Земельном кодексе, в соответствии с которым в частную собственность могут передаваться земли других категорий, в том числе те, на которых растет лес... А что мы видим, когда в частную собственность были переданы земли сельхозугодий? Миллионы гектаров брошены, все зарастает травой, кустарником, лесом...

– Чья установка, на ваш взгляд, победит – путинская, и лес в частные руки не отдадут? Или же предпринимательская?
– Дверь прорублена... Земли, на которых растет лес, переводят в иные категории. Лес стал принадлежностью земли, движимым имуществом, сделки с которым осуществлять проще.

– Но ведь битва за лес не завершена, она продолжается...
– Сегодня, 29 марта, в этом плане знаковый день. В выставочном центре «Крокус Экспо» в Москве состоится Всероссийский форум работников лесного комплекса. Я был приглашен, но, к сожалению, присутствовать не смог. На открытии форума должен выступить первый заместитель Председателя правительства РФ Виктор Зубков. Там, вероятно, будет обсуждаться и новая лесная политика.
Продолжая тему, замечу, что расширение коридора за прорубленной дверью происходит путем облегчения перевода земель лесного фонда в иные категории земель через разного рода законодательные ухищрения. Например, доказывается, что лес плохо выполняет свои экологические функции. Следовательно, лесные земли можно перевести в земли иного назначения и тогда они начинают вращаться в гражданском обороте. С помощью подобных ухищрений земли Подмосковья с лесами растащили у всех на глазах буквально за несколько лет. Тут стоит упомянуть еще об одной лазейке – возможности использования леса для рекреации (модное нынче словечко), восстановления в условиях леса нормального самочувствия и работоспособности утомленного человека, когда в лесу можно отдыхать, что-то там строить, сообразуясь с природой и т. п И пошло-поехало... Получают новоявленные бароны в аренду под рекреацию землю на 50 лет, платят за сотни взятых гектаров копейки и сидят на арендованных участках, отгородившись от мира изгородью с колючей проволокой. И они верят: то, что у них теперь в аренде, через пятьдесят лет станет их собственностью. Такая система перевода земель работает в Московской, Ленинградской областях, в центральной России... Но в иных регионах, где более ответственно к общенародным богатствам относятся, она не получила развития, например, в Татарстане, Вологодской области...

– А в Карелии?
– В Карелии все идет как в стране в целом. В частную собственность земли не передаются, поскольку закон это запрещает, но зоны рекреации возникают и здесь, и некоторые люди этим активно пользуются. А раз земля с лесом под рекреацию получена, то тут сразу же и забор появляется, и колючая проволока, и собаки ходят... Хотя арендатор не имеет права в лесу заборы городить, поскольку посещение леса, в соответствии с той же Конституцией, должно быть общедоступным.

– Вы правы, и в лесах Карелии начинают городить заборы. Видел такие под Кондопогой в районе Сюрьги... Но отвлечемся от рекреации за колючей проволокой. По масштабам разрушительного воздействия на леса огонь, вероятно, вне конкуренции. Пишут, что леса в России сгорает больше, чем рубится. Какой фактор, на ваш взгляд, в возникновении лесных пожаров превалирует – природный или человеческий?
– 90 процентов лесных пожаров возникает в европейской части России. Но более 90 процентов площадей лесов, поврежденных крупными пожарами, находится в Сибири. Но даже крупные лесные пожары могли быть ликвидированы, когда в стране стала налаживаться система – когда пошли космические снимки, пожарная авиация была во всеоружии, когда организовались лесопожарные службы... А в европейской части России просто хорошо работали лесники и пожаров не допускали. Нашей системой борьбы с лесными пожарами интересовались канадцы и американцы. Тут мы шли впереди. Зато у них большие территории были отведены под дикие пожары, которым позволялось гореть, пока сами не потухнут (когда тушить их нерентабельно). У нас это тоже было и есть. Только эта дикая территория сильно большая у нас стала – арендатор ведет лесное хозяйство на территории, составляющей около 10-15 процентов от общей площади лесов. Все остальные леса вроде бы государственные, но они не охраняются, потому что охранять их некому. В 2010 году, когда горящие торфяники Москве дышать не давали, а в центральной России пожары сметали целые поселки, мы ведь горло надорвали, убеждая, что разрушенную систему управления лесами нужно восстанавливать, и чем скорее, тем лучше. Потом это делать будет сложнее. Практика показывает, что новая организация, которая создается на развалинах прежней, – неэффективна. Тут как в промышленности и сельском хозяйстве – если квалифицированные кадры ушли, то назад они не возвращаются.

– Вы не ответили, кто чаще виноват в возникновении лесных пожаров – природа или человек?
– И в европейской части РФ, и в Сибири, безусловно, доминирует человеческий фактор. Однако немало возгораний происходит и от молний. В системе лесопожарной охраны датчики регистрации гроз фиксируют буквально каждый разряд молнии...

– С тревогой ждем весенних палов, когда люди начинают жечь прошлогоднюю траву, когда пламя, подхватываемое ветром, зачастую перекидывается на лес и все, что в нем находится. Традиция весенних палов не нова, но в последние годы она приобретает какой-то извращенный массовый характер.
– Люди издавна занимались выжиганием трав, но это происходило ранней весной, когда в лесу еще был снег и не существовало угрозы возникновения лесного пожара. На это нужно смотреть здраво. Американцы, например, выжигают сорные леса, захламленные вырубки, бурьяны. Такая практика, заложенная у них в систему лесного хозяйства, строго контролируется. Два гектара выжигают – и пять тракторов с водометами стоят наготове. Видел такое своими глазами. Когда контролируемый пожар проходит по вырубкам, следующего пожара там долго не будет. Это как профилактическая мера, способствующая улучшению лесов. Подобная технология разрабатывались и в моем институте в Красноярске (моем, потому что я там 20 лет был директором). Но чтобы она стала элементом лесопользования, нужен дисциплинированный народ...

На Всероссийском форуме работников лесного комплекса, о котором упомянул в интервью Александр Исаев, новая лесная политика действительно оказалась в центре внимания участников. С основным докладом «Основные направления лесной политики Российской Федерации» выступил Виктор Масляков, руководитель Федерального агентства лесного хозяйства.

Беседовал Сергей Хохлов


Публикации 2012 г.
Последние изменения: 4 июля 2013