КарНЦ РАН в СМИ

Юрий Савельев: «Без развития инфраструктуры деградацию республики не остановить»

"64 параллель" от 25 ноября 2013

Разговоры о том, что экономика Карелии находится в предынфарктном состоянии и скоро окажется в коме, ведутся давно. Наконец-то властям стало понятно, что строить планы и раздавать обещания, рассчитывая лишь на несколько крупных плательщиков, как минимум неразумно, а вообще-то может привести и к летальному исходу. Понимание возникло, но что делать дальше? Мы решили пообщаться с человеком, который хорошо во всем этом разбирается – директором Института экономики Карельского научного центра РАН, доктором экономических наук Юрием Владимировичем Савельевым.

«Зависшие» проекты

Как вы оцениваете общее состояние дел в экономике республики?
— Ситуация сложная, причем здесь есть несколько факторов, влияющих на положение дел в экономике. И прежде всего истоки происходящего надо искать не в нынешнем бюджетном и финансовом кризисе. Причина заложена много лет назад. Это те нереализованные инвестиционные проекты, которые сейчас могли бы уже начать приносить результаты.
Та экономическая база, которая у нас была, сейчас неспособна приносить достаточные доходы для экономического развития республики. Большую роль сыграла наша закрытость для инвесторов во второй половине 90-х – начале нулевых годов. Это привело к тому, что инвестиционных проектов, которые могли бы создать условия для диверсификации экономики республики, у нас реализовано не было.
— О каких проектах идет речь? Что именно предполагалось реализовать, но не удалось?
— Сейчас, в рамках подготовки к 100-летия республики разрабатывается Комплексный план развития Карелии до 2020 года, и нас попросили дать объективную оценку всех проектов, которые были в свое время запланированы, но не реализованы.
По нашим оценкам, это примерно 50 проектов, из них около 30 крупных. Это в том числе проекты, связанные с развитием приграничной инфраструктуры: реконструкция и строительство международных пунктов пропуска, логистических центров (причем один из них – в Костомукше). Проекты развития транспортно-транзитной инфраструктуры («Архангельский коридор», «Карельский коридор»). Несколько — в сфере туризма, в том числе проект создания особой экономической зоны; ряд производственных проектов. Про тот же Пудожский кластер, о котором сейчас активно говорят, речь шла уже 10-15 лет назад. Проект «Белый медведь» в Сегеже «висит» уже 5-6 лет. Были масштабные планы по организации углубленной переработки древесины: теперь леспромхозы в Калевальском и Муезерском районе, на базе которых предполагалось все это сделать, приказали долго жить.

Много можно назвать проектов, которые поначалу были отложены во времени, а потом тихо почили. И нереализация этих планов привела к экономической деградации территории.

Проблема управленческой культуры

В 90-е годы Вашим институтом, которым тогда руководил А.И.Шишкин, создавалось несколько глобальных документов, например, таких как «Концепция социально-экономического развития республики». Какова судьба этих концепций, что-то удалось реализовать?
— Да, была Концепция развития, рассчитанная до 2012 года, затем в 2006 году появилась Стратегия. Я тоже участвовал в подготовке этих документов. На самом деле там было заложено много хороших идей. Но надо иметь в виду, что это были не столько экономические, сколько политико-экономические документы. Тогда, если помните, у С.Л.Катанандова был лозунг: «Опора на свои силы». По сути, этот лозунг выражал как раз ту самую закрытость Карелии от внешних инвесторов. Может, это с одной стороны и хорошо, но времена изменились. У Карелии нет будущего без активного привлечения капитала и специалистов из-за пределов республики.
Конечно же, ни концепция, ни стратегия в полной мере реализованы не были. Это вообще проблема управленческой культуры, причем не только в Карелии, но и в России вообще: для нас главное – разработать красивый документ. А механизмы его реализации часто прописаны очень слабо, плюс отсутствует должный контроль. Если мы посмотрим стратегические документы, которые сейчас существуют, к примеру, в европейских странах, то основанной акцент там сделан именно на реализацию. У нас же всё зациклено на то, чтобы красиво отчитаться.
Прослушаешь отчёты: всё просто замечательно, экономика растет, отрасли развиваются, бюджетные средства успешно осваиваются. Причем не «эффективно» осваиваются, а именно «успешно». Потратили – и хорошо.
— Вы говорили о некоем Комплексном плане в рамках подготовки к 100-летию республики. Это что за документ? Что-то вроде прежней Концепции? Или механизмы реализации будут прописаны более отчетливо?

— К 1 мая 2014-го года в Правительство России должны быть внесены два документа: проект федеральной целевой программы развития Карелии и Комплексный план социально-экономического развития до 2020 года. Это документы, которые взаимно дополняют друг друга. Если федеральная целевая программа будет разрабатываться, по всей видимости, Минрегионом, то Комплексный план – это некий документ, где будут обозначены конкретные инвестиционные проекты. И никто, кроме Правительства республики, наших специалистов и экспертов, которые хорошо знают ситуацию в Карелии, этот документ качественно подготовить не сможет. В первую очередь необходимо закладывать в план и реализовывать те проекты, которые создают инфраструктурную базу, инфраструктурную среду. Без неё – никуда. Именно они и будут идти с серьезной поддержкой государства.

«Золотая жила» Карелии

Какие конкретно проекты можно считать инфраструктурными? Во что будут вложены федеральные деньги?
— Это проекты строительства новых дорог, развития энергетических мощностей и создания готовых инвестиционных площадок, куда инвесторам было бы комфортно приходить, где были бы все коммуникации, дороги, электричество и так далее. С этим сегодня в Карелии просто беда.
И все же, если говорить обо всех этих проектах. Есть ли у Карелии «золотая жила», то, что пусть не сразу, а через 5-7-10 лет сможет вывести экономику республики из нынешней ситуации «полутрупа»?
— Единого мнения на этот счет нет, но, на мой взгляд, стоит обратить особое внимание на несколько базовых проектов.
Во-первых, это Пудожский мегапроект. Его необходимо реализовывать, поскольку он создаст мощную базу для будущего экономического развития республики. Причем важно, что эта база будет создаваться в Пудожском, Медвежьегорском районах, то есть на территориях, которые сегодня практически не освоены.
Следующее — это развитие малой гидроэнергетики. Три проекта осуществляются уже сегодня в Северном Приладожье, один уже реализован. И в планах компании «НордГидро» идти вдоль западной границы на север, в сторону Костомукши.
Еще один энергетический проект, к которому сейчас решено вернуться – это строительство АЭС. Тем более, что «Петрозаводскмаш» может выпускать комплектующие для станции. Есть урано-ванадиевое месторождение «Средняя Падма», Ихальское месторождение графитов, сопутствующие месторождения свинца, цинка в Питкярантском и Суоярвском районах, и все они станут востребованными.
Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов проекты, связанные с развитием туризма. Республика далеко не в полной мере использует свой потенциал в этой сфере. Важно выбрать проекты, которые изменят отношение туристов к республике, потому что сегодня это в основном экологический туризм, который дохода, в общем, не приносит. Необходимо развивать внутренний въездной туризм.
Четвертое направление — более долгоиграющее. Оно связано с развитием инновационной инфраструктуры. Сегодня разработана концепция и даже выделены земельные участки для создания инновационно-технологического кампуса ПетрГУ и инновационного комплекса КарНЦ РАН, которые будут включать в себя ряд крупных научно-производственных комплектов.
Ещё один инновационный проект – это создание биотехнологического кластера на Белом море. Он предполагает развитие морского форелеводства, выращивание и переработку морепродуктов, производство белкового гидролизата и продукции для фармакологии.
И, пожалуй, главное направление, на котором сейчас сосредоточены усилия Правительства и Минэкономразвития РК, это проекты, связанные с модернизацией моногородов. Десять моногородов на небольшой регион! По этому показателю Карелия является одним из лидеров в России. Причем большинство предприятий характеризуются устаревшим оборудованием. То есть в первую очередь необходимо менять технологию и расширять ассортимент производимой продукции. Сразу оговорюсь: в каждом городе свой клубок проблем, и подходы тоже должны различаться. Но у любого моногорода можно найти некие «фишки», которые позволят диверсифицировать его экономику и позволят развиваться.
— А как в этом смысле обстоят дела в Костомукше, на ваш взгляд? Тоже ведь моногород…
— Если говорить о Костомукше, то здесь ситуация получше. На сегодня это единственный город в Карелии, где разработана Инвестиционная стратегия, которая носит название «Выбор Костомукши – территория инвестиций». Кстати этот опыт у костомукшан было бы полезно перенять республиканским органам власти. Подготовлены как минимум несколько инвестиционных площадок. Например, это площадки планируемого Приграничного индустриального комплекса «ПИК» №№1 и 2, общей площадью более 100 га, площадки для разработки месторождений полезных ископаемых и др. Они полностью соответствуют тем требованиям, которые выдвигаются со стороны зарубежных инвесторов. Есть пока два препятствия. Первое – энергетика и теплоэнергетика, но сейчас начал реализовываться проект по строительству новой ТЭЦ. Второе — отсутствие логистического центра.

Туризм – не панацея

— В очередной раз – надежда на туризм. У меня ощущение, что как бы эта отрасль не развивалась, значительных вливаний в бюджет она не даст. В большей степени она влияет лишь на занятость и доходы конкретных людей. Или я не прав?
— Да, туризм сегодня больше несет не столько экономическую, сколько социальную функцию. Прежде всего он обеспечивает самозанятость населения. Мы и не мечтаем о том, что Карелия превратится в туристический регион, это в некоторой степени безумная идея, поскольку экономическую базу составляют отрасли реального сектора. Но все равно нельзя делать ставку на какой-то один сектор или отрасль, нужен комплексный подход. И развитие туризма внутри комплексной программы – не определяющий, но всё равно необходимый элемент.
Существует крупный проект по реконструкции портов Белого моря, но при этом транзитные возможности Карелии, связанные с выходом на финские порты никак не используются. Построенная некогда дорога «Ледмозеро-Кочкома» простаивает, проект «Архангельский коридор», в котором очень заинтересованы финны – в подвешенном состоянии.
— Согласен, сегодня дорога «Ледмозеро-Кочкома» фактически не используется. Для этого необходимо создавать условия, особенно если мы ориентируемся на порты Ботнического залива. Что именно? Создание логистического центра, о чем я уже говорил, реконструкция и расширение МАПП «Люття-Вартиус» и железнодорожной станции Кивиярви. Развитие пограничной инфраструктуры позволит максимально использовать эту дорогу и даст толчок осуществлению проекта «Архангельский коридор» в целом.
Сюда же подвязан масштабный проект по реконструкции Беломорского и Кемского портов, которые должны стать крупными узлами по перевалке угля, спрос на который в Европе растет с каждым годом, а также для увеличения объемов контейнерных перевозок. Кстати, реконструкция этих портов укладывается и в федеральную концепцию развития Северного морского пути, которому понадобятся «порты подброса».
К слову, Китай очень заинтересован в развитии транзитных возможностей Карелии и всего Северо-Запада России (речь идет, прежде всего, о проекте «Белкомур»). Для них это дало бы экономию на транспортных расходах в миллиарды долларов, и они готовы быть инвесторами.

Где руки взять?

Так много задумок, так много проектов… А у нас рабочая сила-то на все это найдется?
— Вопрос в самую точку. Здесь две крупные проблемы.
Во-первых, отток населения из Карелии, и остановить его очень сложно. При этом уезжают в основном высококвалифицированные кадры и молодежь. По сути, мы лишаемся будущего. Здесь надежда как раз на реализацию крупных инфраструктурных проектов за федеральные деньги, которые включают в себя в том числе строительство жилья и социальных объектов. Людям необходимы три вещи: жилье, нормально оплачиваемая работа и досуг. Без этого – никуда.
Вторая проблема – это маргинализация местного населения в Карелии. Люди потеряли всякую надежду и просто уже ничего не хотят, в первую очередь – работать, даже за хорошие деньги. Это беда лесных поселков, небольших населенных пунктов.
Масса примеров в Карелии, когда на территорию приходит инвестор, открывает производство, но не может нанять на работу никого из местных. Они либо пьют, либо воруют, либо и то и другое сразу.
Две эти проблемы в принципе, взаимосвязаны. Ведь и отток населения, и маргинализация происходят из-за отсутствия нормальных условий для жизни. Поэтому любой инвестиционный проект должен включать в себя социальную составляющую.
Мне кажется, что осуществить все названные проекты вряд ли удастся, там или здесь могут возникнуть какие-то непреодолимые препятствия. На ваш взгляд, какой процент реализации задуманного позволит Карелии выбраться из нынешней ситуации, стать пусть не самым успешным, но хотя бы самодостаточным регионом?
Сложно, конечно, взять и отделить одно от другого. Но если настаиваете… думаю, если треть от задуманного удастся реализовать, в Карелии будут созданы условия для позитивных изменений. Согласен, что 100 процентов – это утопия, половину реализовать тоже вряд ли получится. Но если мы сможем осуществить ключевые инфраструктурные проекты, которые создадут условия для притока инвестиций, в будущее можно будет смотреть с оптимизмом.

Автор: Григорий Воеводин


Публикации 2013 г.
Последние изменения: 30 мая 2016