КарНЦ РАН в СМИ

В паруса Академии дует ветер перемен

"Карелия", №8 от 5 февраля 2015 г.

Титов А.Ф.
Титов А.Ф.
8 февраля – День российской науки. Праздник этот приурочен к дате основания Российской академии наук в 1724 году. В Карельском научном центре РАН приближающийся праздник – это повод поговорить о проблемах. Об этом – интервью с председателем Карельского научного центра членом-корреспондентом РАН Александром Титовым.

– Александр Федорович! Какое место Карельский научный центр занимает в системе научных центров Российской академии наук? Какие надежды РАН связывает именно с нашим центром?
– Карельский научный центр (КарНЦ) является одним из 35 региональных научных центров Российской академии наук, часть из которых находится в Европейской части страны, а часть в Сибири, на Урале и на Дальнем Востоке. Правда, оговорюсь, эти данные характеризуют РАН до недавнего присоединения к ней Российской академии медицинских наук и Российской академии сельскохозяйственных наук, которое произошло в конце 2013 года в рамках реформирования РАН. Что касается надежд, возлагаемых на КарНЦ, думаю, они, прежде всего, связаны с ожиданием того, что наш Центр, наряду с Кольским научным центром РАН и Коми научным центром Уральского отделения РАН, будет как и раньше достойно представлять академическую науку на Европейском Севере.

– Вы упомянули реформу РАН, которая началась в 2013 году. Изменилось ли что-то в организации и финансировании карельской науки в связи с реформированием РАН?
– Изменения только начались и многие перемены, видимо, впереди. Главное, что уже произошло, – это изменение ведомственной подчиненности. Теперь все академические организации и учреждения являются подведомственными специально созданному органу государственной исполнительной власти – Федеральному агентству научных организаций. Оно же осуществляет наше бюджетное финансирование, объемы которого пока сохраняются примерно на прежнем уровне.

– Сказываются ли на карельской науке экономические санкции, которые объявлены странами Запада?
– Прямого влияния санкций мы пока не ощущаем, так как наука и научное сообщество в меньшей степени, чем другие сферы деятельности, подвержены политическому воздействию, но полностью исключить этого, к со-жалению, нельзя. С другой стороны, заметное ухудшение дел в экономике страны, в том числе связанное и с ведением санкций, не может не сказаться на науке. По крайней мере, уже в декабре прошлого года речь шла как минимум о пятипроцентном сокращении бюджетного финансирования академических учреждений, а сейчас уже называют цифру равную десяти процентам. Что весьма существенно. Но здесь мы находимся в равном положении с другими бюджетными организациями.

– Как решается проблема кадров в научном центре? Существует ли преемственность поколений карельских ученых и их научных школ?
– Проблема кадров в КарНЦ РАН в последние годы решалась сравнительно неплохо, так как ПетрГУ ведет активную подготовку специалистов по многим направлениям и специальностям, и часть выпускников ежегодно приходят на работу в институты нашего Центра или поступают в аспирантуру для дальнейшего обучения. Добавлю, что ситуация с кадрами стала особенно заметно улучшаться после завершения в 2008 году трехлетнего пилотного проекта по совершенствованию системы оплаты труда в РАН, в результате которого заработная плата ученых существенно возросла. Что же касается преемственности и научных школ, то здесь больших проблем, на мой взгляд, не существует. В каждом институте КарНЦ имеются крупные и авторитетные ученые, которые стоят во главе определенных научных направлений и вокруг которых формируются научные школы.

– Вузовская и академическая науки – насколько, на ваш взгляд, продуктивно их взаимодействие в Карелии?
– Думаю, что это взаимодействие достаточно продуктивное и, к тому же, взаимовыгодное. Многие ученые КарНЦ преподают в ПетрГУ, а студенты университета не только наши частые гости, но и работают в научных лабораториях, выполняя курсовые и дипломные работы и приобретая навыки проведения исследований. Во всех институтах Центра совместно с ПетрГУ созданы и успешно работают так называемые базовые кафедры, филиалы кафедр и учебно-научные центры. Словом, студент, мечтающий о науке и научной карьере, вполне может рассчитывать на то, что при определенных усилиях с его стороны эти мечты могут осуществиться.

– Какая связь существует между научными разработками карельских ученых и предприятиями, организациями, которые в них могут нуждаться?
– Несмотря на то, что ученые Академии призваны решать в первую очередь научные задачи, носящие фундаментальный характер, многое делается и в части прикладных задач. И каждый институт КарНЦ имеет в этом плане весьма солидный послужной список, что может быть предметом от-дельного разговора. Но есть одна очень серьезная проблема, которая характерна для России. Ее экономика в целом и отдельные предприятия демонстрируют явную «глухоту» в отношении научных разработок, а немногочисленные положительные примеры не меняют общую картину – российский бизнес, в отличие от западного, по-прежнему невосприимчив к научным разработкам и инновациям. И нынешняя ситуация в экономике страны лишнее тому подтверждение.

– Через год Карельский научный центр будет отмечать 70-летний юбилей своего существования. На что вы возлагаете больше всего надежд в будущем карельской науки?
– Действительно, в следующем году КарНЦ отметит свое 70-летие и мы уже начали подготовку к этому событию. Намечена программа действий, связанных с подготовкой и проведением юбилейных мероприятий. Но пока я предпочел бы об этом не говорить. Не из-за суеверия или в силу того, что впереди еще довольно много времени, а главным образом потому, что ситуация в стране и начавшаяся крупномасштабная реформа РАН сулят большие перемены, конечный результат которых труднопредсказуем. Тем не менее, давайте сохранять оптимизм и надежду на лучшее, а самое главное – будем помнить, что возникающие трудности и вызовы – это мощный импульс для поиска новых путей развития.

Беседу вел Сергей Хохлов


Публикации 2015 г.
Последние изменения: 31 мая 2016